cancel
Сб, 10 декабря
 
Россия
Главная страница > Мнения > Бывший и будущий президент Франции Саркози категорически отказался признавать Крым частью Украины
Сб, 18 июня

Бывший и будущий президент Франции Саркози категорически отказался признавать Крым частью Украины 146

Михаил Делягин
Михаил Делягин

Выступая на юбилейном, двадцатом Петербургском международном экономическом форуме на специальной секции, посвященой ему лично, бывший и, скорее всего, будущий президент Франции Саркози внезапно категорически отказался отвечать на заключительный вопрос, заданный из зала, о том, кому же, по его мнению, принадлежит Крым. Он высокопарно, агрессивно и совершенно необоснованно заявил, что в Минских соглашениях ничего не говорится о Крыме, и потому он, Саркози, также не будет говорить о нем ничего. Этот логический перескок был не просто смешон, но и странен в устах человека, только что очаровавшего аудиторию и при этом проявившего себя жестким, циничным и расчетливым политиком.

Михаил Делягин отметил: «Категорический и необоснованный отказ Саркози отвечать на простой для любого далеко не только западного политика вопрос о Крыме удивителен. 

Он совершенно точно не был продиктован нежеланием обидеть аудиторию либо президента Путина.

С одной стороны, российское руководство известно своей потрясающей, а порой и душераздирающей толерантностью в том, что касается национальных интересов России. В конце концов, даже формально российский Греф заявил о том, что для Сбербанка Крым принадлежит Украине, а ближайший союзник России, Белоруссия, также не признала в явной форме воссоединения Крыма и, более того, поставляет украинским нацистам компоненты для зенитно-ракетных комплексов, предназначенных для уничтожения российских самолетов. Да и сам Саркози сказал дословно: «У меня нет других разногласий с президентом Путиным, кроме вопроса о международных границах».

С другой стороны, российская аудитория прекрасно знает позицию стран Запада, включая Францию (Министр иностранных дел которой лично участвовал в осуществлении нацистского переворота на Украине), и принимает как данность, что любой политический деятель за границей должен (если, конечно, он не российский либеральный национал-предатель) выражать позицию своей страны: right or wrong - my country! В противном случае он неизбежно будет отвергнут своей страной и ее народом: оспаривать ее политику допустимо лишь внутри нее.

Поэтому бояться Саркози было бы нечего: если бы он заявил, что придерживается общей позиции Европы (о необходимости спасти которую от краха односторонними российскими уступками он так много и проникновенно говорил), аудитория отнеслась бы к этому с полным пониманием, и это не вызвало бы никакого напряжения.

Саркози совершенно точно не боялся и задеть чувства аудитории, так как суть его выступления, если очистить ее от блеска французского красноречия, носила предельно наглый и циничный характер, в котором этот опытный политик, конечно, отдавал себе отчет.

Саркози приехал в Россию требовать, в том числе от Путина, односторонних уступок от России, в первую очередь –одностороннего отказа от контрсанкций: ведь для улучшения ситуации «кто-то должен сделать первый шаг», и этот «кто-то», конечно же, Россия. После того, как Европа организовала нацистский переворот на Украине и взяла нацистов под свое дипломатическое и экономическое крыло, после того, как Европа развязала против России «холодную войну» на уничтожение, Россия, конечно же, должна отказаться даже от ничтожно слабого и не имеющего почти никакого значения сопротивления этой агрессии, не питая никаких надежд на шаги навстречу (последнее Саркози подчеркнул особо).

Причин, по которым Россия должна уступить Европе, три:

1) французская экономика страдает от санкций,

2) Россия сильнее Украины,

3) у Саркози замечательно получилось остановить российское наступление на Тбилиси в 2008 году, и теперь Россия должна следовать своему опыту в Грузии, а не опыту самого Саркози в Ливии, чтобы принести ему новые дипломатические лавры взамен давно истлевших старых.

Понятно, что человек способный на такую чистосердечную наглость в принципе не способен уважать чувства аудитории и применяться к ним.

Тем более, что от ответа на другой вопрос: почему Европа не предлагает Украине (да и Прибалтике) те рецепты защиты национальных меньшинств, которые так прекрасно работают на ее собственной территории, от Южного Тироля до Аландских островов, а поощряет Украину к совершенно противоположным действиям, – Саркози уклонился с поистине чарующей грациозностью, полностью запутав аудиторию и заставив забыть многих в ней неудобный для него вопрос.

Почему же опытнейший, искушенный, прожженый Саркози, без тени сомнения уничтоживший богатую и спокойную Ливию ради сокрытия информации о своем финансировании Каддафи, так грубо и откровенно, так подчеркнуто отказался отвечать на простейший для него с любой точки зрения вопрос о статусе Крыма?

Возможна лишь одна внятная причина: потому что он хотел привлечь внимание к своему нежеланию занимать по вопросу Крыма общеевропейскую позицию.

Понятно, что дело не в его личном мнении: ему как современному западному политику, скорее всего, безразлично все, кроме личной карьеры и власти.

Единственно возможная причина его позиции в другом: ему имело смысл так себя вести, лишь если он точно знал, что большинство французов не просто не хотят санкций против России и продолжения «холодной войны» с нами (от которой истерически открещивались на форуме все представители стран Евросоюза, по-европейски не стесняясь прямой лжи), но и действительно считают Крым частью России.

И Саркози, трижды отказывавшийся говорить о своих президентских амбициях, а потом обмолвившийся «когда через два года я возьму Париж», не может не учитывать этого известного ему мнения французов и знает, что заполонившие зал французские представители донесут его мнение до Франции.

Он приехал в Шушары под Санкт-Петербургом, где проходил форум в этом году, не просто показать, как он отстаивает интересы Франции и как он лоббирует односторонний отказ России от контрсанкций (тем более, что либералы в российской власти вполне могут пойти у него на поводу, превратив его в триумфатора), он приехал еще и сказать французам, стыдящимся своей поддержки нацизма и не приемлющим этой политики властей, что он с ними и по вопросу Крыма, хотя и не может по понятным причинам сказать это вслух.

Вероятно, Саркози победит дочь так же, как победил отца, и это станет трагедией как для Франции, так и для Европы, потому что он наглядно показал своим выступлением, до какой степени измельчали даже лучшие европейские политики современности». 

Комментировать комментариев: 0
Добавить комментарий